• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: family (список заголовков)
10:30 

Guilty pleasures

Now.
Почему мы так часто чувствуем вину или стыд за то, что доставляет нам удовольствие?

Я помню, как в детстве у меня было подозрение на сахарный диабет, и мне совсем не давали сладкое, а хотелось ведь, и я воровала обычный сахар, а еще бабушка мне иногда конфеты подсовывала. Помню, как за диваном пряталась, чтобы незаметно от мамы съесть. А как-то она меня поймала и накричала очень сильно.

А еще мне нравилось копаться в шкафах с одеждой и обувью. Но за это мама тоже ругалась. Поэтому делала я это, когда никого дома не было. Осторожно, с опаской, и тоже с чувством вины.

А еще когда я взрослела и менялась, изучала свое дикое и странное тело, и когда поняла, как приятно мне трогать себя там... как же мне было стыдно, потому что никто ничего толком не рассказывал, и я думала, что делаю что-то неправильное и стыдное, но было так приятно...

Сколько у нас было таких виноватых удовольствий? Может, и не удивительно вовсе, что сейчас я ругаю себя за каждый десерт, за то, что иногда засыпаю днем, за свою некую извращенность, за многое из того, что приносит мне удовольствие. Вот возьмем воскресенье. Я, допустим, работала шесть дней и могу с чистой совестью в свой единственный выходной ничего не делать. И я не делаю (ну, попишу, почитаю что-нибудь, посмотрю...). Но совесть-то гложет. И в итоге ни удовольствия не получила, ни ничего не сделала.

А насколько было бы проще и приятнее жить, если бы я позволяла себе все. По крайней мере все то, что не приносит мне вреда.



@темы: slightly naughty, memories, family

11:31 

Pointless

Now.
Вот, скажем, есть у меня в простыне дырка. Я могу зашить ее или не зашить. И если я попытаюсь найти ответ, как же эта дырка там появилась, это никак не поможет мне ее починить.

Знания причин проблемы не помогают решить проблему в большинстве случаев. У человека простуда и ее лечат, и какая разница, как она появилась. Или как он ногу сломал. Или пробка на дороге. Если ты будешь знать ее причину, ты от этого быстрее не поедешь.

Я вопреки всему продолжаю искать причины. И больше всего я "люблю" копаться в отношениях со своей семьей. Точнее с мамой и бабушкой. Каждый раз, когда я с ними говорю, из меня вытекает вся энергия. И я сижу никакая. И слишком легко раздражаюсь.

И я пытаюсь понять, почему же я не могу с ними общаться так, как я общаюсь со всеми остальными. Я достаточно спокойная, добрая, позитивная. Каждый день я с людьми работаю, и встречаю недовольных, раздраженных... и они не выводят меня из себя. А одна фраза мамы или бабушки - и мне хочется кричать.

Даже когда я была совсем маленькая... Цитирую бабушку: "Да ты псих была!". Я очень много на них злилась. А кричать тогда не могла, нехорошо же на взрослых орать. И я выставляла руки вперед как когти и рычала. А еще головой об стену билась. Правда ведь псих. И тики нервные были, помню всех врачей, к которым меня мама водила.

Когда подросла, то очень много плакала из-за них. Сами не понимая они говорили такие вещи, от которых мне было очень больно. Что мое мнение не имеет значения, что я некрасивая, что я самая обычная и не стою всего того, что я хочу. Все это было спрятано между другими фразами, и не было сказано так жестко, но запоминались именно вырванные фразы.

Сейчас они уже не говорят ничего подобного. Но между нами все равно нет понимания.

Моя мама и бабушка - они всегда всем делятся, они очень похожи, лучшие подруги. И они ждут от меня того же. А я держу многое в себе. У меня есть друзья, с которыми я поделюсь, если надо. У меня есть дневник. А от них я хочу оторваться. Полностью. Я их люблю. Иногда мы спокойно беседуем. Ходим куда-то. Обнимаемся. И это здорово.
Но когда они обижаются, что я сижу в своей комнате или не делюсь чем-то. Когда хочу сделать ремонт в своей комнате именно так, а не как им больше нравится, когда приезжаю домой поздно, когда пью вино третий раз за неделю... Они говорят, что я невыносима, и непонятно вообще, как кто-то со мной сможет жить...

Я бы с удовольствием уехала и звонила бы маме раз в неделю и не скучала бы даже. Но она будет звонить мне каждый день, и точка. Как когда я была в Нью-Йорке пол года. Если я не писала или не звонила хотя бы один день, мама устраивала истерику, сваливая все на то, что она волнуется. Если же я просто писала, что все хорошо и рассказывать нечего, она жаловалась, что я с ней ничем не делюсь.

Нельзя так держаться за своих детей. Нельзя говорить им: "Мое счастье зависит только от тебя, я уже только и могу, что реализовывать свои мечты через тебя." Это так неправильно. У нее есть муж, есть свои друзья, есть интересы. Отпусти ты меня уже...

Вот про отца я вообще не думаю и не упоминаю его. Я просто не хочу быть таким, как он - днем работает, а когда домой приезжает, то кладет пузо на диван и смотрит телевизор. И все. Зато меня не трогает.

Я просто хочу жить своей жизнью. Я не могу снимать квартиру, потому что у меня мизерная зарплата. Потому что я выбрала работу для души. Да и совсем одна я жить не хочу. Но я просто хочу приходить домой и чувствовать себя здесь свободной и защищенной, как и положено чувствовать себя дома.

Как-то я пришла домой ближе к часу, вся мокрая от дождя и босиком, держа туфли в руке, в прекрасном настроении. И как только я открыла дверь, на меня начали орать. За то, что я по улице в таком виде шатаюсь.

Все теплые летние ночи, когда я гуляла, и как к полночи мне звонили с вопросами о том, где я, и чтобы я ехала домой.

Я бы хотела научиться на все спокойно отвечать, игнорировать. Но я начинаю беситься в ответ и орать и хлопать дверьми, как подросток. Хотя когда я спокойно и холодно отвечаю, они злятся еще больше.

И все эти размышления бесполезны. Потому что они все равно меня держат, а я все равно кипячусь. И хочу сбежать.

Но я не хочу взрослеть. Не хочу хорошую офисную работу с высокой зарплатой, и быть такой серьезной, и возвращаться домой в семь или позже и...

Я такая живая, когда я где-то и с кем-то, и почти счастливая. Когда я возвращаюсь, все давит.

Я не знаю, какие ответы я хочу найти.


@темы: memories, fragile, family

Searching for Yeti

главная